Проявления и первые симптомы рака поджелудочной железы на ранних стадиях профилактика рака поджелудо

Проявления и первые симптомы рака поджелудочной железы на ранних стадиях профилактика рака поджелудо

Рак поджелудочной железы и опухоли органов желчевыведения

  • Отделение хирургическое N7 опухолей печени и поджелудочной железы

Диагностика и лечение больных опухолями органов желчевыведения и поджелудочной железы

Опухоли органов желчевыводящей системы, поджелудочной железы и двенадцатиперстной кишки, или опухоли органов билиопанкреатодуоденальной зоны, составляют значительную по частоте встречаемости и наиболее сложную для лечения группу опухолей человека.

Наиболее часто развивающейся опухолью в указанных органах является рак. Кроме рака, в них могут развиться так называемые нейроэндокринные опухоли, которые характеризуются в подавляющем большинстве случаев менее агрессивным течением и лучшим прогнозом по сравнению с раковой опухолью. Кроме того, крайне редко в рассматриваемых органах могут развиться саркомы – опухоли неэпителиального, мезенхимального происхождения. Наконец, такой орган, как поджелудочная железа, может быть мишенью для метастазов рака толстой кишки, лёгкого, почки, молочной железы и меланомы различной локализации.

По частоте поражения опухолями рассматриваемые органы следует расположить в следующей последовательности. На поджелудочную железу приходится не менее 65 % всех опухолей органов билиопанкреатодуоденальной зоны, на внепечёночные желчные протоки и желчный пузырь – до 20 %, на большой сосочек двенадцатиперстной кишки – до 10 %, на двенадцатиперстную кишку – до 5 %.

Среди всех опухолей поджелудочной железы, наиболее часто поражаемого опухолевой патологией органа, абсолютно превалирующей формой является аденокарцинома. На неё приходится до 95 % всех форм экзокринного рака этого органа. Эта опухоль обладает максимально выраженными проявлениями злокачественности: местным разрушающим ростом, ранним метастазированием, осложнённым течением. Характерные для этой опухоли поджелудочной железы тупые нарастающие боли в животе и спине носят изнурительный характер, лишают больного сна, требуют для своего купирования всё больших доз обезболивающих, в том числе наркотических препаратов. Указанная опухоль прорастает двенадцатиперстную кишку, приводит к сужению просвета кишки, вызывая её непроходимость. При распаде этой опухоли отмечается кровотечение в просвет двенадцатиперстной кишки. Поскольку опухоль головки поджелудочной железы исключает орган из пищеварения, в силу нарушения поступления сока поджелудочной железы в двенадцатиперстную кишку, помимо общего воздействия на весь организм, это быстро приводит больного к истощению.

Среди других первичных экзокринных опухолей поджелудочной железы сравнительно редко встречаются разнообразные кистозные опухоли, каждая из которых обладает в разной степени выраженности признаками злокачественности, а некоторые из них являются предшественниками протокового рака поджелудочной железы.

Универсальным и наиболее частым проявлением рака органов билиопанкреатодуоденальной зоны является синдром механической желтухи, который проявляется тёмно-желтым окрашиванием кожи, слизистых оболочек, склер глаз, зудом кожи, потемнением цвета мочи («цвет пива»), выраженным осветлением кала. В биохимическом анализе крови повышается концентрация всех фракций билирубина с преобладанием фракции так называемого прямого, или связанного, билирубина. Этот синдром приводит к желтушной интоксикации – отравлению всего организма продуктами желчеобразования в печени, повреждению самих клеток печени, что вызывает печёночную недостаточность, включая нарушение свёртываемости крови. Все указанные симптомы желтухи обусловлены нарушением поступления вырабатываемой печенью желчи в двенадцатиперстную кишку. При локализации опухоли в общем печёночном протоке, часто с переходом на правый и/или левый печёночный проток, отток желчи из печени нарушен из-за блока на уровне так называемого проксимального отдела внепечёночных желчных протоков, то есть тотчас при выходе желчных протоков из печени. Рак проксимального отдела внепечёночных желчных протоков часто называют по имени автора, детально описавшего это новообразование, опухолью Клатскина. Очень часто эта коварная опухоль поздно проявляется механической желтухой, ко времени которой она уже, как правило, прорастает протоки самой печени в обеих долях, распространяется на прилежащие печёночные артерии и ветви воротной вены, что резко ограничивает возможности хирургического лечения.

К сожалению, современная медицина не располагает методами ранней диагностики рака поджелудочной железы и других органов билиопанкреатодуоденальной зоны. Поводом обратиться к врачу должны быть следующие проявления болезни: постоянные нарастающие боли вверху живота, нередко сопряжённые с такими же болями в спине; стойкое снижение аппетита, отвращение к пище, особенно мясной, тошнота; похудание; появление желтухи; стойкие симптомы сахарного диабета. Важно учесть: возникновение тупых постоянных, нарастающих болей вверху живота и спине, равно как и других вышеназванных симптомов, если они обусловлены раком поджелудочной железы и реже желчевыводящей системы, не является ранним проявлением заболевания.

ФГБУ «Национальный Медицинский Исследовательский Центр Онкологии им. Н.Н.Блохина» Минздрава России обладает самым большим в России опытом диагностики и лечения больных опухолями поджелудочной железы, внепечёночных желчных протоков, желчного пузыря, большого сосочка двенадцатиперстной кишки и самой двенадцатиперстной кишки.

Как правило, в поликлинику ФГБУ «НМИЦ Онкологии им. Н.Н.Блохина» Минздрава России больных направляют из онкодиспансеров после первичного обследования, которое включает: обычные лабораторные анализы крови и мочи, ультразвуковое исследование (УЗИ) органов брюшной полости, эзофагогастродуоденоскопию (ЭГДС), рентгенологическое исследование органов грудной полости, рентгеновскую компьютерную томографию (РКТ) или магнитно-резонансную томографию (МРТ) органов брюшной полости. В большинстве случаев этих данных бывает достаточно, чтобы диагностировать опухоль, то есть выявить опухолевое образование в том или ином органе, уточнить его локализацию, распространение на прилежащие сосуды и органы, выявить метастазы, если таковые имеются. Также этих данных бывает достаточно, чтобы точно судить о резектабельности, то есть возможности выполнить больному полную, радикальную операцию.

При подозрении на опухоль органов желчевыводящей системы и поджелудочной железы на основе осмотра больного, обычных лабораторных исследований, УЗИ, эзофагогастродуоденоскопии, как правило, предлагается РКТ или МРТ, а часто оба метода уточняющей диагностики. Важно понимать, что РКТ и МРТ, наряду с одинаково эффективным решением ряда диагностических задач, в решении некоторых задач обладают разной диагностической эффективностью, то есть они не дублируют друг друга. Так, при определении природы изменений в поджелудочной железе, когда диагноз опухоль поджелудочной железы вызывает сомнения, когда необходимо различить воспалительные и опухолевые изменения, выполнение МРТ предпочтительнее. Также МРТ более информативна в определении уровня, локализации опухолевого блока желчевыводящей системы, протяжённости опухолевого поражения желчных протоков, в выявлении мелких метастазов в печени. РКТ, в свою очередь, более информативна в решении диагностических задач, связанных с таким принципиальным понятием, как резектабельность опухоли, то есть возможностью полного хирургического удаления опухоли. Это обусловлено тем, что РКТ более точно, чем МРТ, отражает распространение опухоли на прилежащие крупные сосуды. Ведь именно значительное вовлечение прилежащих к опухоли сосудов, в отсутствие отдалённых метастазов, определяет невозможность хирургической операции. Кроме того, РКТ обладает несколько более высокой информативностью в диагностике метастазов в забрюшинных лимфоузлах и по брюшине.

При подозрении на рак органов желчевыведения и поджелудочной железы необходимо исследование крови на следующие маркёры опухоли: СА 19-9 и РЭА (раковоэмбриональный антиген) – вещества белковой природы, которые вырабатываются опухолевыми клетками. Повышенные показатели заставляют с большей уверенностью подозревать опухолевую природу выявленных изменений и косвенно отражают объём опухоли, опухолевую массу, поскольку чем выше уровень этих маркёров, тем больше масса опухоли и её метастазов. В интерпретации повышенных показателей опухолевых маркёров в крови важно понимать, что их повышение может быть обусловлено не только опухолью, но и воспалительными и другими изменениями и состояниями человека. Так, повышенный уровень указанных маркёров может быть обусловлен хроническим панкреатитом, холангитом, то есть воспалительными изменениями, или повышенным давлением в желчевыделительной системе вообще вне зависимости от причины, вызвавшей нарушение желчеоттока в двенадцатиперстную кишку. Наконец, эти вещества белковой природы не всегда вырабатываются опухолевыми клетками одной и той же опухоли. Всё это означает, что специфичность опухолевых маркёров очень ограничена.

Читайте также:  Физиологический раствор - это

Пункционная биопсия, осуществляемая под УЗИ или РКТ наведением, – рутинная методика на амбулаторном этапе — позволяет точно судить о морфологии и гистогенезе опухоли. Необходимость в ней возникает при нерезектабельной опухоли поджелудочной железы, когда больному на первом этапе предстоит нехирургическое лечение: химиотерапия, радиотерапия. Метод также необходим при подозрении на нерезектабельную нейроэндокринную опухоль поджелудочной железы, например, в силу одновременно выявленных метастазов в печени. В этом случае при нейроэндокринной природе опухоли, в отличие от протокового рака, допустимо комбинированное лечение с выполнением так называемой циторедуктивной, то есть неполной, сокращающей объём опухоли операции на первом этапе. Биопсийный материал, полученный в результате пункции, может быть подвергнут обычной световой микроскопии или иммуноморфологическому исследованию, что повышает диагностическую ценность исследования.

К методам уточняющей диагностики относятся следующие: эндоскопическое — УЗИ, ультразвуковое исследование, сочетаемое с эндоскопическим исследованием. Чаще осуществляется гастроскопия или дуоденоскопия с одновременным ультразвуковым исследованием желудка, двенадцатиперстной кишки, поджелудочной железы. Метод позволяет выявить небольшие образования, расположенные в подслизистом слое двенадцатиперстной кишки, опухоли размерами менее 2 см в поджелудочной железе, распространение опухоли большого дуоденального сосочка на стенку двенадцатиперстной кишки и поджелудочную железу, оценить вовлечение в опухолевый процесс прилежащих магистральных сосудов, довольно точно судить о природе изменений в поджелудочной железе. Наконец, метод обеспечивает проведение пункционной биопсии подозрительного участка.

Ангиграфия – рентгенологическое исследование сосудов в той или иной области человеческого организма. Ангиография сосудов в области органов желчевыведения и поджелудочной железы позволяет предельно точно судить об особенностях сосудистой анатомии, выраженности так называемого коллатерального кровообращения, о вовлечении в опухоль магистральных сосудов. Этот метод уточняющей диагностики особенно актуален при протоковом раке поджелудочной железы, когда вероятность распространения опухоли на магистральные прилежащие сосуды высока, предстоит операция с резекцией поражённых опухолью сосудов.

Лапароскопия – эндоскопическое исследование органов брюшной полости позволяет выявить мелкие метастазы по брюшине, на поверхности печени, осуществить их биопсию. Метод также может сочетаться с ультразвуковым исследованием печени. Диагностическая роль лапароскопии при опухолях поджелудочной железы и органов желчевыводящей системы в целом небольшая.

Роль и место ПЭТ-РКТ (позитронная эмиссионная томография, совмещённая с РКТ) при опухолевом поражении органов желчевыведения и поджелудочной железы в настоящее время изучается. Как и все вышеназванные, этот метод диагностики широко используется в практике ФГБУ «НМИЦ Онкологии им. Н.Н.Блохина» Минздрава России. ПЭТ-РКТ призван различать опухолевую и неопухолевую природу очагов, подозрительных на метастазы, – в этом его функциональное предназначение.

ФГБУ «НМИЦ Онкологии им. Н.Н.Блохина» Минздрава России располагает всеми методами современного желчеотведения:

  1. антеградное чрескожное дренирование желчных путей;
  2. эндоскопическое ретроградное транспапиллярное дренирование желчных путей;
  3. хирургическое и эндохирургическое формирование анастомозов между желчным пузырём или внепечёночными желчными протоками и пищеварительным трактом.

Колоссальный опыт применения всех видов желчеотведения по поводу синдрома механической желтухи, обусловленной опухолью органов билиопанкреатодуоденальной зоны, позволяет констатировать: наиболее универсальным по диагностическим и лечебным возможностям, вне зависимости от уровня блока желчевыводящих путей, и наиболее приемлемым по онкологическим показаниям и безопасности методом желчеотведения является антеградное чрескожное дренирование протоков печени.

В отделении хирургическом № 7 (опухолей печени и поджелудочной железы) ФГБУ «НМИЦ Онкологии им. Н.Н.Блохина» Минздрава России представлены все методы и виды современного и наиболее эффективного лечения больных опухолями поджелудочной железы и органов желчевыведения. Современное лечение больных указанного профиля основано на двух принципах. Первый касается хирургического лечения. Операция по поводу рака органов билиопанкреатодуоденальной зоны призвана удалить опухоль таким образом, чтобы свести к минимуму возможность рецидива опухоли. Это достигается путём широкого отступа от краёв опухоли, удалением фасциально-клетчаточных футляров крупных сосудов вблизи опухоли, а при подозрении на распространение опухоли на сосуды – их резекцией. Удалять футляры вокруг прилежащих к опухоли сосудов необходимо, потому что они содержат лимфатические узлы, лимфатические сосуды, нервы, жировую ткань – анатомические образования, рано поражаемые опухолевыми клетками и метастазами. Наряду с этим, операция по поводу рака органов желчевыведения и поджелудочной железы должна быть функционально приемлемой для больного, то есть по истечение раннего послеоперационного периода, приблизительно через 2 – 3 недели, пищеварительный статус больного и другие функции оперированных органов должны быть удовлетворительными. Второй принцип современного лечения больных опухолями органов желчевыведения и поджелудочной железы – лечение в большинстве случаев не должно ограничиваться только хирургическим методом. Как правило, после операции или до операции, выполненной хирургом-онкологом с соблюдением онкологических принципов, больному проводится противоопухолевое лекарственное и/или лучевое лечение. То есть лечение комбинированное. Только после завершения такого лечения можно надеяться на благоприятный отдалённый исход.

Типичные операции, выполняемые в отделении хирургическом № 7 (опухолей печени и поджелудочной железы) ФГБУ «НМИЦ Онкологии им. Н.Н.Блохина» Минздрава России, по поводу рака проксимального отдела внепечёночных желчных протоков (так называемой опухоли Клатскина):

  1. правосторонняя расширенная гемигепаэктомия с резекцией внепечёночных желчных протоков, холецистэктомией, с удалением I сегмента печени;
  2. левосторонняя гемигепатэктомия с резекцией внепечёночных желчных протоков, холецистэктомией, удалением I сегмента печени.

Типичной операцией, выполняемой в отделении хирургическом № 7 (опухолей печени и поджелудочной железы) ФГБУ «НМИЦ Онкологии им. Н.Н.Блохина» Минздрава России, по поводу опухолей общего желчного протока, большого сосочка двенадцатиперстной кишки, головки поджелудочной железы, двенадцатиперстной кишки, является гастропанкреатодуоденальная резекция. Операция предполагает удаление головки поджелудочной железы, двенадцатиперстной кишки, выходного отдела желудка, начального отдела тощей кишки, внепечёночных желчных протоков с желчным пузырём, за исключением правого и левого печёночного протока и общего печёночного протока на небольшом протяжении, с прилежащей жировой тканью, лимфатическими сосудами, лимфатическими узлами, нервными элементами, потенциально содержащими опухолевые элементы. Завершается операция восстановлением пищеварительного тракта, то есть формированием анастомозов между поджелудочной железой и тем или иным отделом пищеварительного тракта. Между общим печёночным протоком и тощей кишкой, между желудком и тощей кишкой, как правило, формируется межкишечный анастомоз на уровне тощей кишки.

Типичной операцией по поводу рака тела и хвоста поджелудочной железы является дистальная субтотальная резекция поджелудочной железы со спленэктомией. При поражении опухолью головки, тела и хвоста поджелудочной железы выполняется панкреатэктомия, то есть удаляется вся поджелудочная железа с селезёнкой, двенадцатиперстной кишкой.

Естественно, при опухолях, обладающих меньшим потенциалом злокачественности, в отделении хирургическом № 7 (опухолей печени и поджелудочной железы) ФГБУ «НМИЦ Онкологии им. Н.Н.Блохина» Минздрава России выполняются так называемые атипичные операции меньшего объёма.

Важно понимать: операция под одним и тем же названием по поводу рака органов желчевыведения и поджелудочной железы, но выполняемая с учётом онкологических принципов, например, в высокоспециализированном онкологическом учреждении, обеспечивает лучшую профилактику местного рецидива рака по сравнению с аналогичной операцией, выполняемой без соблюдения указанных принципов. При этом дооперационное и послеоперационное противоопухолевое лекарственное и/или лучевое лечение, то есть то, что делает лечение комбинированным, направлено на улучшение показателей отдалённой выживаемости. Вопрос о назначении комбинированного лечения решается на совместном консилиуме хирурга-онколога, химиотерапевта, радиотерапевта.

После завершения лечения больной подлежит ежеквартальным контрольным обследованиям, включающим как инструментальное обследование (УЗИ, РКТ, МРТ, эндоскопическое исследование желудочно-кишечного тракта), так и исследование опухолевых маркёров в крови, если таковые были повышены до лечения.

Кисты поджелудочной железы

Полости, обычно содержащие панкреатический секрет, находящиеся внутри или снаружи железы. Различают кисты истинные и псевдокисты.

Читайте также:  2 недели беременности (36 фото) развитие плода, болит или тянет низ живота как перед месячными, кров

1. Истинные кисты — имеют стенку, выстланную эпителием:

1) застойные кисты (ретенционные) — в результате расширения панкреатического протока в связи с непроходимостью (часто при ХП);

2) опухолевые кисты (≈50 % кист поджелудочной железы) — муцинозные кистозные опухоли (МКО; значительный риск злокачественного роста); серозные цистаденомы (СЦА; почти всегда — доброкачественные); интрадуктальные папиллярные муцинозные опухоли (ИПМО; риск трансформации в инвазивный рак зависит от подтипа: выше при ИПМО, происходящих из главного панкреатического протока, ниже при ИПМО из боковой ветви, а также при смешанных формах);

3) паразитарные кисты — образуются в результате инфицирования эхинококком, человеческой аскаридой и при шистосомозе;

4) дермоидные кисты (врожденные) и тератомы .

2. Поствоспалительные кисты (псевдокисты) — последствия ОП (→разд. 5.1).

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА И ЕСТЕСТВЕННОЕ тЕЧЕНИЕ наверх

В случае наличия поствоспалительных кист в анамнезе ОП или ХП (или факторы риска появления), травма. Симптомы: ощущение дискомфорта в брюшной полости, умеренная, временами острая боль, иногда тошнота, рвота, слабость, потеря аппетита, прогрессирующая потеря веса, лихорадка. В верхней или средней части живота может пальпироваться напряжение. Первые симптомы могут быть результатом осложнения →ниже. Небольшие кисты обычно бессимптомны. В течение 6–12 нед. от приступа ОП до 80 % поствоспалительных жидкостных скоплений рассасываются сами по себе; вероятность рассасывания снижается в случае нескольких скоплений, больших (≥4 см), расположенных в хвосте поджелудочной железы, имеющих толстую стенку, соединенных с протоком поджелудочной железы, увеличивающихся во время наблюдения, с сопутствующим сужением проксимального отдела протока поджелудочной железы, или являющихся результатом билиарного или послеоперационного ОП и алкогольного ХП.

Алгоритм диагностической тактики →рис. 5.3-1.

Рисунок 5.3-1. Алгоритм диагностической тактики при кистах поджелудочной железы

Дополнительные методы исследования

1. Лабораторные методы исследования: при поствоспалительных кистах (часто только периодически) повышение активности α-амилазы в сыворотке крови и моче, а также активности липазы в сыворотке крови, лейкоцитоз и повышение концентрации СРБ в сыворотке крови; повышение активности ЩФ и гипербилирубинемия в случае компрессии на внепеченочные желчные протоки.

2. Визуализ ирующие исследования: УЗИ и ЭУС — ограниченное жидкостное скопление, обычно содержащее гиперэхогенные структуры в просвете; наличие солидных структур в просвете кисты может свидетельствовать о злокачественной опухоли. ЭУС является методикой с наиболее подробной оценкой малых изменений в головке поджелудочной железы; позволяет тщательно оценить структуру кисты, а также пунктировать ее с целью получения содержимого для исследования. КТ — визуализирует гладкостенный, круглый гиподенсивный очаг низкой однородной жидкостной плотности; определяет точное расположение кисты, но не позволяет отличить ретенционную кисту от псевдокисты. МРХПГ — лучший метод для исследования сообщения кисты с протоком поджелудочной железы. ЭРХПГ — выполняют, если планируется эндоскопическое лечение (напр., имплантация стента в проток поджелудочной железы). Селективная висцеральная ангиография — в случае подозрения псевдоаневризмы, позволяет выполнить эмболизацию.

3. Исследование жидкости из кисты: жидкость может быть прозрачной, светлой, желтой или коричневой, в ней часто определяется высокая активность α-амилазы и липазы, значительно превышающая показатели в сыворотке крови; микробиологическое исследование; в случае подозрения на опухолевую кисту → CEA, окраска на наличие слизи, цитологическое исследование.

Прежде всего, опухолевые кисты →табл. 5.3-1. Определение вероятного типа кисты (чаще всего, основываясь на результатах визуализирующих исследований, в т. ч. ЭУС) и, тем самым, риска малигнизации, имеет ключевое значение для выбора алгоритма лечения. О злокачественном характере МКО и ИПМО свидетельствуют: толстые стенки кисты и узлы в их толще, диаметр кисты ≥3 см и плотные структуры (включения) в просвете кисты. При ИПМО, о высоком риске малигнизации свидетельствует расширение главного панкреатического протока >10 мм. При наличии ≥2 признаков высокого риска малигнизации следует выполнить ЭУС с ТАБ. Заключительная диагностика обычно возможна только на основании гистологическогог исследования удаленной кисты.

Объемное образование головки поджелудочной железы что это

Центральный НИИ гастроэнтерологии Московского клинического научного центра, Москва

В статье обсуждаются трудности дифференциальной диагностики хронических заболеваний поджелудочной железы (ПЖ) с раком ПЖ, приводятся характерные клинические наблюдения. Указывается роль применения препаратов ферментов ПЖ у пациентов с хроническим заболеванием ПЖ.
Ключевые слова: поджелудочная железа, хроническое заболевание, рак, дифференциальная диагностика.

Сведения об авторах:
Дубцова Елена Анатольевна – д.м.н., ЦНИИ гастроэнтерологии, Москва
Винокурова Людмила Васильевна – д.м.н., ЦНИИ гастроэнтерологии, Москва

Diseases of the Pancreas – Difficulty of Differential Diagnosis

E.A. Dubtsova, L.V. Vinokurova, K.A. Nikolskaya, M.A. Agafonov

Central Science and Research Institute for Gastroenterology of Moscow State Clinical Science Center, Moscow

The paper discusses difficulties in differential diagnostics of chronic pancreatic disease and pancreatic cancer; it presents relevant clinical cases. The role of pancreatic enzymes preparations in patients with chronic pancreatic disease is highlighted.
Keywords: pancreas, chronic disease, cancer, differential diagnosis.

Одним из основных вопросов диагностики заболеваний поджелудочной железы (ПЖ) остается определение их принадлежности к злокачественному или доброкачественному процессу и решение вопроса о необходимости радикального лечения при раке ПЖ и адекватности проведения оперативного вмешательства при хроническом панкреатите (ХП). Дифференциальная диагностика ХП и рака ПЖ является одной из наиболее сложных клинических проблем. Рак ПЖ занимает одно из ведущих мест в заболеваемости и смертности среди онкологических заболеваний органов пищеварения в большинстве развитых стран. К факторам риска рака ПЖ относят употребление в пищу большого количества жиров, курение, ХП, сахарный диабет. По литературным данным, риск возникновения рака ПЖ при ХП в 20 раз, а при наследственном – в 60 раз выше, чем в популяции [1–6]. По сводным данным зарубежных и отечественных авторов, рак ПЖ чаще выявляется на терминальной стадии, при этом в момент диагностирования заболевания резектабельность опухоли не превышает 10–15%, а у остальных 85–90% пациентов выявляется нерезектабельная опухоль или отдаленные метастазы [7, 8].

Наиболее важными диагностическими методами визуализации является мультиспиральная компьютерная томография (МСКТ), магнитно-резонансная томография (МРТ), ультразвуковое исследование (УЗИ) брюшной полости и эндоскопическая ультрасонография (ЭУС) [2, 9, 10].

В последнее десятилетие достаточно много публикаций посвящено диагностике аутоиммунного панкреатита (АИП). Особенности клинической картины этого заболевания схожи с таковой при раке ПЖ, что требует проведения дифференциальной диагностики между этими заболеваниями. Установление правильного диагноза принципиально важно, так как АИП, в отличие от рака ПЖ – процесс обратимый, а лечение может быть эффективным при применении стероидных препаратов. Имеются публикации ретроспективных исследований, где у больных АИП были выполнены панкреатодуоденальные резекции в связи с подозрением на новообразование ПЖ. В США, например, ретроспективно, по результатам гистологических исследований после резекции ПЖ, АИП выявлен в 10–11% случаев [11, 12].

Приведем два клинических примера.
Клинический пример 1.

Больной С., 62 лет, заболел за 3 месяца до госпитализации. Появилась резкая слабость, желтуха, снижение массы тела на 10 кг за 3 мес.

УЗИ брюшной полости от 14.05.14 – увеличение и диффузные изменения печени. Билиарная гипертензия. Выявлено утолщение стенок долевых протоков, общего, пузырного протоков, билиарный сладж в ОЖП. признаки хронического холецистита и полип желчного пузыря. Отмечено увеличение лимфатических узлов по ходу гепато-дуоденальной связки. Необходимо провести дифференциальную диагностику между аутоиммунным панкреатитом и отеком поджелудочной железы на фоне новообразования головки ПЖ.

Читайте также:  Скорость наступления эффекта и безопасность - основные факторы, обуславливающие показания к применен

В биохимическом анализе крови от 14.05.14 г – повышение уровня АСТ – 212,4 Ед/л, ГГТП – 1800 Ед/л, ЩФ – 602,2 Ед/л, СРБ – 12.9; Ig G4 – 14.5 (норма: 0.08 – 1.4) г/л, СА 19-9 – 265 Ед/мл.

По результатам ЭУС выявлено диффузное поражение поджелудочной железы (аутоиммуного? опухолевого? генеза). Образование головки поджелудочной железы необходимо верифицировать по результатам морфологического исследования. Билиарная гипертензия (до 15 мм). Утолщение стенок гепатикохоледоха (до 3,5 мм), пузырного протока, желчного пузыря. Билиарный сладж. Увеличение парапанкреатических лимфатических узлов и лимфатических узлов по ходу гепатодуоденальной связки до 26×18мм, 20×11 мм (рис. 1). МСКТ – опухоль панкреатической части холедоха. Билиарная гипертензия (рис. 2).

Цитологическое исследование: мелкие кусочки ткани поджелудочной железы с картиной хронического индуративного панкреатита. Элементов опухоли не найдено.

Проводился дифференциальный диагноз между аутоиммунным панкреатитом и опухолью панкреатической части холедоха. В пользу аутоиммунного панкреатита: повышение IgG4 в 10 раз, отсутствие морфологических признаков опухоли по результатам пункционной биопсии поджелудочной железы. В пользу опухоли повышение онкомаркеров СА 19-9 до 265, заключение МСКТ.

Учитывая значительное повышение IgG4, решено провести курс консервативной терапии. Больному были назначены: омепразол 40 мг/сут., панкреатин в мини-таблетках (Пангрол) 50000 Ед/сут (по 10000 Ед с каждым приемом пищи), а также курс преднизолона в дозе 0,6 мг/кг/сут в течение 3 недель под контролем глюкозы крови с последующим снижением дозы до 5–10 мг в сутки. С целью уменьшения явлений холестаза была назначена урсодезоксихолевая кислота 1000 мг/сут.

Спустя 6 недель планировалось оценить состояние поджелудочной железы по данным визуализации. При отсутствии положительной динамики в виде уменьшения объема образования головки поджелудочной железы решить вопрос об оперативном лечении.

На фоне лечения отмечается положительная динамика в виде снижения АСТ с 212,4 Ед/л до нормы, нормализация уровня билирубина, снижение ГГТП с 1800 Ед/л до 175,2 Ед/л, щелочной фосфатазы с 602,2 Ед/л до 125,7 Ед/л, уменьшение СОЭ с 90 до 25 мм/ч. Отмечается снижение IgG4с 14,5 до 1,7 г/л и онкомаркеров СА 19-9 с 265 до 137 Ед/мл.

В течение дальнейших трех месяцев больной продолжал принимать преднизолон в поддерживающей дозе (10 мг/сут), препарат урсодезоксихолевой кислоты 1000 мг/сут и полиферментную терапию (Пангрол – 50000 Ед/сут). Результатом проводимой терапии была нормализация уровня всех онкомаркеров и биохимических показателей. Сохранялось повышение ГГТП (227 Ед/л), щелочной фосфатазы (174,2 Ед/л) и умеренное повышение IgG4 до 2,5 г/л. Слабость прошла, боли не беспокоят, больной прибавил в массе тела, он остается под наблюдением в МКНЦ.

Подбор доз панкреатических ферментов больным ХП проводится индивидуально. В данном случае у больного не было тяжелого нарушения внешнесекреторной функции поджелудочной железы, поэтому была назначена стандартная доза препарата Пангрол 50000 Ед в сутки.

Описанным клиническим случаем хотелось бы продемонстрировать сложности дифференциальной диагностики аутоиммунного панкреатита и рака поджелудочной железы.

Недооценка тяжести патологии, как и гипердиагностика могут привести к выбору неправильной тактики ведения больных – динамическое наблюдение за больными, которым показано оперативное лечение либо их медикаментозное лечение при недиагностированном опухолевом процессе.

Клинический пример 2.

Больной Ж., 55 лет, жалобы на постоянные боли в верхней половине живота с иррадиацией в спину, интенсивность которых усиливается после приема пищи.

Из анамнеза: начало болей в верхней половине живота после алкогольного эксцесса; боли продолжаются несколько месяцев; снижение массы тела на 15 кг в течение нескольких месяцев.

Уровень ферментов ПЖ в крови в пределах нормы, билирубин – 39,6 (прямой – 19,8) мкмоль/л, ГГТП – 1101,3 Ед/л, ЩФ – 615,8 Ед/л, АСТ – 188,3 Ед/л, АЛТ – 518,1 Ед/л; С-реактивный протеин – 3,53, глюкоза – 5,6 ммоль/л.

Выявлено повышение онкомаркеров: СА 19-9 – 152,0, СА 242 – 78,2, РЭА – 74,3 Ед/мл.

По данным УЗИ брюшной полости, увеличение головки поджелудочной железы за счет объемного образования в ней. Вирсунгов проток 3,2 мм в диаметре.

Эндоскопическая ультрасонография – расширение общего желчного протока (ОЖП) и главного панкреатического протока (ГПП). Хронический панкреатит. Необходимо дифференцировать очаговое образование головки поджелудочной железы и псевдотуморозную форму панкреатита (рис. 3).

Дважды проводилась тонкоигольная пункция ПЖ, по результатам которой атипичные клетки не выявлены (рис.4).

Дифференциальный диагноз проводился между двумя нозологиями: хронический панкреатит с преимущественным поражением головки поджелудочной железы и опухолью головки поджелудочной железы.

В пользу последнего свидетельствует:

– отрицательная динамика СА 19-9 в течение месяца: с 152 до 220 Ед/мл;
– отсутствие воспалительных изменений в крови (СРБ и лейкоциты в пределах нормы);
– отсутствует положительная динамика размеров образования головки ПЖ на фоне длительной консервативной терапии.

У больного имелся стойкий болевой синдром и подозрение на опухоль ПЖ по результатам визуализации, без морфологического подтверждения диагноза, что явилось показанием к хирургическому лечению. Больному была проведена панкреатодуоденальная резекция. Результаты гистологического и цитологического исследования операционного материала показали наличие аденокарциномы (рис. 5).

После проведенной резекции поджелудочной железы больные нуждаются в ферментозаместительной терапии, в зависимости от объема операции и степени внешнесекреторной недостаточности поджелудочной железы.

Степень внешнесекреторной недостаточности ПЖ можно определить по уровню эластазы кала. В норме уровень эластазы-1 в кале составляет 200–500 мкг/г кала и более. Экзокринная недостаточность средней и легкой степени 100–200 мкг/г, тяжелой степени – менее 100 мкг/г.

К экзокринной недостаточности, помимо резекции ПЖ, может приводить длительно протекающий и осложненный кистами и кальцинатами хронический панкреатит. Больным, перенесшим резекцию ПЖ, и больным, страдающим хроническим панкреатитом с экзокринной недостаточностью ПЖ, показан постоянный прием средних и высоких доз высокоэффективных капсулированных ферментных препаратов.

Одним из таких препаратов является Пангрол – современный капсулированный препарат панкреатина, произведенный по инновационной запатентованной технологии. Капсулы содержат мини-таблетки одного размера, покрытые кишечнорастворимой и функциональной мембраной для контролируемого высвобождения липазы. Одинаковый размер мини таблеток способствует их равномерному перемешиванию с пищей и оптимальному распространению ферментов. Кислотоустойчивая оболочка мини-таблеток способствует защите от агрессивных факторов в желудке и началу активации ферментов только в кишечнике. Пангрол назначается по 20000–50000 Ед 3 раза в день, во время каждого приема пищи. При необходимости, а именно – при тяжелой экзокринной недостаточности, доза препарата может быть увеличена до 150000–200000 Ед/сут. Критерием адекватно подобранной дозы служит уменьшение таких клинических проявлений внешнесекреторной недостаточности поджелудочной железы как диарея, стеаторея, метеоризм, снижение массы тела. Препарат Пангрол может быть рекомендован пациентам с различной степенью выраженности внешнесекреторной недостаточности как врачом гастроэнтерологом, так и врачом- терапевтом поликлинического звена, потому что чаще всего такие пациенты находятся под наблюдением участкового-терапевта. И очень важно, что бы врачи этого звена могли своевременно назначить эффективную терапию таким пациентам.

Итак, в описанных выше клинических примерах мы встретились с трудностями дифференциальной диагностики хронического панкреатита и рака ПЖ. При наличии механической желтухи у больных хроническим панкреатитом, стойкого повышения активности липазы в крови, повышения уровня онкомаркеров следует заподозрить новообразование ПЖ. В качестве наиболее достоверных методов обследования рекомендуется использовать эндоскопическую ультрасонографию с тонкоигольной пункцией поджелудочной железы и компьютерную томографию органов брюшной полости.

Ссылка на основную публикацию
Профилактика рака факторы риска, виды профилактики онкологии
Профилактика рака Согласно данным ВОЗ, почти треть случаев онкологических заболеваний можно предотвратить. Поэтому одной из ключевых стратегий здравоохранения является профилактика...
Профилактика ВИЧ в ЛПУ; Студопедия
Иркутский областной центр СПИД Иркутский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями, ВИЧ-центр Иркутск, СПИД центр...
ПРОФИЛАКТИКА ВТЭО В ГИНЕКОЛОГИИ; Студопедия
ПРОФИЛАКТИКА ТРОМБОЭМБОЛИЧЕСКИХ ОСЛОЖНЕНИЙ У БОЛЬНЫХ ХИРУРГИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ Учебно - методические рекомендации (под редакцией д . м . н ., профессора...
Профилактика рака шейки матки
ЗдоровьеСтоит знать: Что такое рак шейки матки и как его предотвратить Вакцинация и физическая активность нужны — а ежегодный скрининг...
Adblock detector