У 23-летнего игрока НХЛ обнаружили тяжелую форму рака - Спорт

У 23-летнего игрока НХЛ обнаружили тяжелую форму рака — Спорт

Мечта Никиты исполнилась. Спасибо!

Никита Злобин увлекался хоккеем с самого детства. С 4 лет сам начал заниматься спортом профессионально. Играл за команды «Русь» (Москва), «Пингвины» (Москва), «Метеор» (Москва), а также за сборную ФСО Москвы. У Никиты есть любимый хоккеист — Александр Овечкин. Номер «8», под которым играл Овечкин, был и номером на футболке Никиты. Под другой цифрой он просто отказывался играть.

К сожалению, из-за тяжелой болезни — саркомы Юинга, Никита теперь может только смотреть хоккей, от тренировок пришлось отказаться. Несмотря на сильные боли, Никита ведёт активный образ жизни: учится в колледже, сдает ЕГЭ, занимается в автошколе.

В пятницу Никите исполнилось 18 лет. В этот день Никита был в больнице, у него заканчивался блок химиотерапии, и он собирался домой праздновать день рождения.

А у нас для именинника был большой-большой сюрприз. Мама Никиты Светлана заполнила анкету нашего проекта «Мечты сбываются» и написала, что у сына есть заветная мечта — поговорить с легендарным Александром Овечкиным. Благодаря вице-президенту фонда «Исток Надежды» Ольге Ворониной и нашим неравнодушным подписчикам мы очень быстро нашли телефон Александра и он с радостью согласился исполнить мечту Никиты.

И вот раздался звонок. Никита взял трубку и увидел по видеосвязи очень знакомое лицо. Хоккеист Овечкин сказал: «Привет, Никита». Связь была плохой и Никита бросился к окну. Там и разговаривал с Александром. Мама говорит: «Я ещё никогда не видела его таким счастливым!»

Мечты сбываются! Спасибо за помощь, друзья.

«Мои друзья с онкологией уже ушли»: каково это — бороться с саркомой

Год назад Никита Шалагинов узнал, что болен эпителиоидной саркомой мягких тканей. Он уже прошел лечение в Корее и Германии, но рак не отступил. Сейчас Никита борется не только с саркомой, но и с отсутствием в России информации о раке — он создал портал, который помогает выздороветь другим людям.

Никита Шалагинов, 21 год

О диагнозе

В десятом классе у меня появилась незаживающая болячка на большом пальце руки — тогда врачи поставили диагноз «остеомиелит». Мне периодически делали некрэктомию (удаление нежизнеспособных тканей. — Прим. ред.) под местной анестезией. В 17 лет я решил переехать с Камчатки в Москву, и перед отъездом мне сделали первую серьезную операцию под общим наркозом. Четыре месяца все было в порядке, но потом воспаление вернулось. Я обратился в ЦИТО (Центральный научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии в Москве. — Прим. ред.). Там меня снова прооперировали и восстановили фалангу — от постоянных чисток она была согнута. Спустя два года все повторилось: тот же диагноз, та же операция, которая снова не помогла. Вскоре меня вызвали в клинику и сообщили, что по результатам гистологии в тканях обнаружили атипичные клетки. Я не знал, что после любой операции удаленные ткани должны направлять в лабораторию, чтобы проверить, нет ли там злокачественных клеток. Мне же гистологию сделали спустя три года после первой серьезной операции. Врач написала названия разных онкоцентров и сказала: «Слушай, там будут спрашивать, почему мы тебя раньше не направили. Понимаешь, мы просто этого не видели». Думаю, она поняла, как они ошиблись.

Читайте также:  Одонтогенный гайморит Современная хирургия Медицея Ижевск

Пока я ехал в Онкологический научный центр имени Блохина, мама решила, что я буду лечиться в Корее. У нее на работе собирали деньги на лечение там для дочери сотрудницы. Девочке поставили диагноз «саркома», но в Корее выяснилось, что это остеомиелит, и ей очень быстро помогли. Если честно, я рассчитывал на такой же исход. В Блохина врач взял с меня пять тысяч рублей за пятиминутную консультацию. К идее о лечении в Корее он отнесся скептически. Сказал, что ничего об этом не слышал, а те, кто уезжает из России лечиться в другие страны, совершают большую ошибку.

Публикация от Shalaginov Nikita (@nikita_shalaginov) Фев 8 2017 в 4:08 PST

О лечении в Корее и Германии

В Корее при каждом медицинском центре есть фирма-куратор, которая направляет иностранцев в клинику. Все организовано на высшем уровне: тебя встречают в аэропорту, помогают с заселением и решают любые вопросы. Дополнительно ты ничего за это не платишь — все включено в лечение. Уже на следующий день после приезда я был в клинике, а еще через день меня отправили на полное обследование. Анализы выявили пораженные клетки в руке и в подмышке, а проведенная после биопсия показала, что это эпителиоидная саркома мягких тканей (саркома — это общее название злокачественных опухолей, которые отличаются очень быстрым ростом и частыми рецидивами. — Прим. ред.).

Я хорошо помню момент, когда врач сообщил о диагнозе. Было ощущение, что в голове ударил колокол. В экстремальных ситуациях человек либо не понимает, что делать, либо берет себя в руки. Я почувствовал невероятную энергию и собранность. Подошел к отцу, который сидел сзади с зеленым лицом, обнял его и сказал, что все будет хорошо и ему не стоит волноваться. Я сразу же стал обсуждать с профессором свое лечение. Помню, что раз пять спросил, вовремя ли мы приехали. Потом была операция, которая длилась около девяти часов: хирурги удалили лимфоузел и то, что к тому времени осталось от пальца. Потом были тридцать три курса лучевой терапии, после — шесть курсов химии.

На последнем курсе химии врачи заметили небольшой прыщик на ладони. Биопсия показала, что саркома вернулась. Профессор был в шоке, потому что после лучевой терапии риск локального рецидива сводится к нулю. Он предложил еще один курс химии, но я отказался. Я понял, что лечение мне не помогло, а еще одна химия могла только усугубить проблему. Мы с родителями решили поехать в Германию, потому что там проводят еще и гипертермию (применение тепловой энергии в лечении. — Прим. ред.), омелотерапию (лечение препаратами на основе омелы. — Прим. ред.) и иммунотерапию — ее смысл в том, чтобы с помощью вакцины научить клетки кожи находить опухоль и бороться с ней.

Читайте также:  Методические рекомендации по организации работы бригад скорой психиатрической помощи, лечебные мероп

В Мюнхене мне сделали МРТ: выяснилось, что в сухожилии развивается опухоль, а еще что-то появилось в подмышке. Я нашел отличного профессора в частной клинике Берлина, и он сделал мне очередную операцию. Опухоль в лимфоузле оказалась мертвой, но у меня появились узелки рядом с подмышкой. Это снова была саркома. Профессор предложил два варианта: понаблюдать за саркомой или сразу же провести комплекс гипертермии, омелотерапии и иммунотерапии. Я выбрал второе. В тот момент я был согласен на любое действие и совсем не думал о том, как это может отразиться на организме. Лечение не помогло, и из-за него сейчас у меня вся рука как после гранаты — в дырках от вакцин.

Я решил прекратить лечение в Германии. Было тяжело расставаться с профессором: он относился ко мне как к сыну и делал все, чтобы помочь. Но он был зациклен на одном направлении лечения, которое не сработало. Я нашел несколько клиник в Америке и Великобритании, которые были готовы меня принять на их клинические исследования препаратов. Вскоре я попал на консультацию в Англии, но врач подтвердил то, что я уже неоднократно слышал — лечиться нужно в США, потому что только там мне могут реально помочь. Совсем скоро я поеду в Америку на клинические испытания.

У игрока «Филадельфии» обнаружили тяжелую форму рака. Ему всего 23

С хоккеем, похоже, все, но жизнь могут спасти.

Ужасные новости из Филадельфии – у нападающего команды Оскара Линдблума диагностирована агрессивная форма рака. Швед пропустит остаток сезона, но это не самое страшное – под угрозой его жизнь.

«Ведущие специалисты университета штата Пенсильвания обнаружили у Оскара Линдблума саркому Юинга. На следующей неделе ему предстоит пройти дальнейшее обследование, после которого сразу же начнется курс терапии. Наш клуб сделает все возможное, чтобы поддержать Оскара. Мы проследим, чтобы о нем заботились как следует», – сообщил генменеджер «Филадельфии» Чак Флетчер.

Саркома Юинга – одна из самых агрессивных злокачественных опухолей, при которой у больных чаще всего развиваются метастазы. Опухоль поражает нижнюю часть трубчатых костей, ребра, таз, лопатку и позвоночник.

Точной причины возникновения подобных опухолей медицина не может назвать до сих пор, но, по некоторым данным, провоцировать возникновение саркомы Юинга могут травмы – 11 декабря Линдблум получил травму верхней части тела.

Читайте также:  Чай с красной щеткой лечебные свойства и противопоказания

Сейчас речь не идет о возвращении в хоккей, хотя в НХЛ хватает позитивных историй – Марио Лемье, Ши Теодор, Фил Кессел и Олли Мяятта возвращались в игру после различных форм раковых заболеваний, но ни один из них не сталкивался с саркомой Юинга.

Больше всего на случай Линдблума похож случай Никиты Квартальнова – в 18 лет ему диагностировали остеосаркому, и после долгого лечения и частичной ампутации пальцев Никита победил болезнь, но со временем завершил карьеру.

«Филадельфия» не стала давать подробности о болезни Линдблума – остается только догадываться, на каком этапе диагностировали саркому, и насколько серьезно поражение костей. Даже при локализованной форме требуется операция, после которой пораженные конечности в большинстве случаев ампутируют. Если же опухоль успела дать метастазы, то это приговор даже для мощного организма спортсмена.

Прямо сейчас Линдблум – игрок топ-6 «Филадельфии» и лучший снайпер команды (11 шайб). Оскару всего 23 года, и он шел на лучшие цифры в карьере – он достаточно долго адаптировался к новой лиге после переезда из Швеции, но в этом сезоне доказал, что готов играть на уровне НХЛ.

Линдблум вырос в системе «Брюнэса» – это один из самых титулованных клубов страны, который регулярно поставляет сильных игроков за океан. Из «Брюнэса» в НХЛ уехали Никлас Бэкстрем, Якоб Сильверберг, Калле Йернкрук и Элиас Линдхольм. Что интересно, всех их объединяет один навык – они сильно играют сразу на двух сторонах площадки.

Линдблума тоже можно назвать двусторонним нападающим – эту репутацию он заработал еще на юношеских турнирах в Швеции, а позже перенес и на взрослый уровень. Оскар – настоящий боец и не совсем типичный технарь из Европы: он умеет копать у бортов и на пятаке, старательно возвращается после потерь, и при этом не обделен игровым интеллектом и хорошо открывается для бросков. Ему не нужно много времени, чтобы оценить ситуацию – посмотрите на его первый гол в НХЛ:

В этом году Линдблум вместе с Шоном Кутюрье образовали очень мощную связку в равных составах – оба очень старательны и классно играют в защите. При этом они не очень зависят от третьего партнера – с ними выпускали Ворачека и Конекны, который тоже идет на лучший сезон в карьере, хотя казалось, что он останется обычным бегунком.

«Филадельфия» не просто может потерять важного в тактическом плане игрока – Линдблума любят и уважают в раздевалке, хотя сам по себе он достаточно тихий и скромный человек. И это единственная хорошая новость в ужасной этой истории – во время своей самой тяжелой битвы Оскар Линдблум не останется один.

Ссылка на основную публикацию
Туберкулез и сахарный диабет КГБУЗ; Курагинская РБ
Диабет и секс К сожалению, мало кто из нас считает необходимым обсуждение вопросов сексуальной жизни с врачом. На самом же...
Три народных средства от кашля
«Звездочка»: универсальное лекарство или опасное средство из прошлого? Особенности состава коричное; гвоздичное; мятное; эвкалиптовое. Однако по процентному содержанию превалируют другие...
Три уровня регуляции мочеиспускания и недержание мочи
Гуморальная регуляция мочеобразования Ведущая роль в регуляции деятельности почек принадлежит гуморальной системе. На работу почек оказывают влияние многие гормоны, главными...
Туберкулез позвоночника (костей, кости, костный) туберкулезный спондилит, симптомы у взрослых, детей
Туберкулез костей и суставов Туберкулез костей и суставов — внелегочная форма патологии, нередко оборачивающийся инвалидностью. Характеризуется прогрессирующим разрушением костей и...
Adblock detector